Сын рыбака и Груагач-ловкач

Когда-то в Эрине жил старый рыбак, и были у него жена и сын.

Старый рыбак обычно выходил с удочкой или острогой к рекам, озерам и в другие места, где водится рыба, убивал лососей и других рыб, чтобы прокормиться самому, а также прокормить жену и сына.

Сын не отличался ни сообразительностью, ни умом, но отец каждый день обучал его рыболовству, чтобы после его смерти сыну было чем прокормить старенькую мать и самому заработать себе на жизнь.

Однажды, когда отец с сыном ловили рыбу в реке, недалеко от моря, они увидели на волнах маленькое темное пятнышко. Оно становилось все больше и больше, пока не превратилось в лодку, а когда лодка подошла ближе, они заметили человека, сидящего на корме.

Возле того места, где они ловили рыбу, был замечательный пляж. Человек направил лодку прямо к пляжу, а выйдя, вытащил ее на песок.

Тогда они увидели, что, судя по одеянию, незнакомец – человек благородного происхождения.

Вытащив лодку на песок, он подошел к отцу с сыном и сказал:

– Отпустил бы ты, старый рыбак, своего сына со мной на год и день, и я сделал бы из него очень мудрого человека. Я, Груагач-Ловкач, обещаю вернуть тебе сына ровно через год и день!

– Я не могу его отпустить без благословения и напутствия матери, – ответил старый рыбак.

– Не надо впутывать в это дело-женщину! – заявил Груагач. – Лучше отдай мне его сейчас, а его мать оставь в покое.

Они продолжали спорить, пока рыбак не согласился отпустить сына на год и день. Груагач дал слово вернуть мальчика на берег моря ровно через год и день.

Груагач с мальчиком сели в лодку и уплыли.

По прошествии года и дня старый рыбак пришел на то же место, где расстался с сыном и Груагачем, принялся вглядываться в море и гадать, увидит ли он сегодня сына?

Наконец в море появилось черное пятнышко, постепенно превращавшееся в лодку. Когда она подплыла ближе, рыбак увидел на корме лодки двух человек. Лодка причалила, и двое мужчин, по внешнему виду благородного происхождения, спрыгнули, и один из них подтащил лодку к берегу. Они подошли к старому рыбаку, и первый спросил:

– Что ты так волнуешься, мой добрый человек?

– У меня был не слишком сообразительный и умный сын, но мы с ним ловили рыбу. Однажды к нам подплыл незнакомец, так же, как ты сегодня, и спросил, не отпущу ли я с ним своего сына на год и день. Я отпустил, и сегодня этот человек обещал вернуть мне сына. Вот я и жду его здесь.

– Ну и как? Похож я на твоего сына? – спросил Груагач.

– Нет, – ответил рыбак.

– А этот человек похож на него?

– Я его не знаю, – ответил рыбак.,

– Ну, тогда я оставляю его тебе вместо твоего сына! – засмеялся Груагач.

Старик пригляделся, узнал своего сына, крепко обнял его и повел домой.

– Ну как, он стал лучше, чем был год назад? – спросил Груагач.

– Да он теперь почти умный человек, – ответил старый рыбак.

– Тогда ты отпустишь его со мной еще на год и день? – поинтересовался Груагач.

– Нет, не отпущу; мне он самому здесь нужен, – отказал старик.

Тогда Груагач стал слезно умолять, пока рыбак не согласился снова отпустить сына на год и на день. Но в этот раз старик забыл взять с Груагача слово вернуть сына, когда кончится срок. Когда Груагач и мальчик уже сидели в лодке и отталкивались от берега, Груагач крикнул старику:

– Сегодня я сдержал обещание привезти тебе сына в срок. Сейчас я не давал тебе слова. Я не привезу его обратно, и ты его больше не увидишь!

Рыбак с тяжелым, разрывающимся от горя сердцем вернулся домой, а старуха бранила его всю ночь напролет за то, что он позволил сыну ехать с Груагачем во второй раз.

Тосковали они со старухой четверть года; а когда прошла еще четверть года, он сказал ей:

– Я оставлю тебя и пойду искать по свету нашего сына, пока меня держат ноги! Пока я не узнаю, где наш сын, не жди меня!

Так старик тронулся в путь, проводя в каждом доме не больше одной ночи и двух дней, пока его ноги не стерлись до волдырей. Однажды поздно вечером он подошел к полуразвалившейся хижине, где у огня сидела старуха.

– Бедняга! – посмотрев на него, воскликнула она. – Ты весь в ранах и язвах. Что с тобой приключилось?

– У меня был сын, а Груагач-Ловкач однажды забрал его у меня, – ответил старик.

– ?3f Ах, бедняга! – воскликнула она. – Я отпустила сына с тем же самым Груагачем двенадцать лёт назад, и он больше не вернулся, я даже не знаю, где он. Боюсь, тебе тоже не удастся вернуть сына. Но завтра ут?3f

ром я расскажу тебе все, что знаю, и покажу дорогу к дому Груагача-Ловкача.

На следующее утро она показала старому рыбаку дорогу. К вечеру он должен был добраться до цели.

Когда он зашел в дом, Груагач пожал ему руку и сказал:

– Добро пожаловать, старый рыбак! Это я заставил тебя совершить путешествие в поисках сына и прийти сюда.

– Конечно, никто, кроме тебя, – согласился рыбак.

– Так вот, сегодня ты не увидишь своего сына, – сказал Груагач. – Завтра в полдень я возьму в рот свисток и созову всех птиц, живущих в этих краях, и они слетятся ко мне. Среди них будет двенадцать голубей. Я достану из кармана пшеницу и брошу на землю. Голуби начнут клевать пшеницу, а ты должен найти среди этих двенадцати своего сына. Если найдешь, то получишь его; если не найдешь, то больше никогда его не увидишь.

После этих слов Груагача они поужинали и легли спать.

Глубокой ночью старому рыбаку приснился сын.

– Ах, отец, одному тебе будет трудно найти меня среди двенадцати голубей; но я подскажу тебе, как это сделать, – сказал он. – Когда Груагач свистнет нам и мы слетимся клевать пшеницу, я пройду вокруг остальных; и каждого из них я слегка клюну, хлопнув при этом крыльями. У меня под мышкой всегда было маленькое родимое пятнышко, и, когда я завтра подниму крылья, ты его увидишь. Не пропусти птицу, образ которой я принял, и не отрывай от нее глаз; иначе потеряешь меня навсегда.

На следующее утро старик встал и позавтракал, не переставая думать о том, что во сне сказал ему сын.

В полдень Груагач вытащил свисток и свистнул. Со всего края слетелись к нему птицы, и среди них двенадцать голубей.

Он вынул из кармана пшеницу, бросил ее голубям и сказал отцу:

– А теперь ищи среди этих двенадцати своего сына! Старик наблюдал за птицами и вскоре увидел, как

один из голубей, хлопая крыльями, ходит вокруг остальных одиннадцати и поклевывает их. Тут старик заметил пятнышко. Птица снова опустила крылья и начала клевать пшеницу вместе с остальными. Отец не сводил с нее глаз.

– Думаю, вот эта птица и есть мой сын, – через некоторое время сказал он Груагачу.

– Что ж, это действительно и есть твой сын, – согласился Груагач. – Ты получишь его, и я на тебя не держу обиды, а вот того, кто подсказал тебе, я накажу и прокляну!

При этих словах голубь превратился в сына старого рыбака, и они вместе ушли из дома Груагача. Старик от души радовался, и силы вернулись к нему, так что весь путь до дому они проделали без остановки.

Старушка мать очень обрадовалась, увидев сына, да еще таким умным и сообразительным.

Возвратившись домой, они по-прежнему стали жить доходами от рыбной ловли и были так же бедны, как и раньше.

В это время в Эрине на каждом перекрестке и во всех общественных местах королевства пошли слухи, будто скоро устраиваются большие скачки. Наконец, когда заветный день настал, сын предложил отцу пойти на скачки.

Старик с сыном вместе отправились на ипподром, и, когда они уже приближались к нему, сын сказал:

– Стой и внимательно слушай меня! Сейчас я превращусь в лучшего коня из всех, кто участвует в сегодняшних скачках, а ты веди меня на ипподром. Когда ты меня туда приведешь, я буду стараться укусить любого, кто подойдет ко мне, вырываться и брыкаться. Найди всадника, который меня оседлает, и не отпускай по

водья, пока остальные лошади не окажутся далеко впереди. Тогда отпусти меня. Я догоню их, обойду и выиграю скачки. После этого все богатые люди будут просить тебя продать коня; но ты не продавай меня меньше чем за пятьсот фунтов! Будь уверен, что получишь за меня эту цену! А когда получишь золото, перед тем как отдавать меня, вынь у меня изо рта удила, сними уздечку и не продавай ее ни за какие деньги! Потом возвращайся сюда, потряси уздечкой, и я снова предстану перед тобой в своем естественном виде!

Сын превратился в коня, и старый рыбак повел его на скачки. Конь становился на дыбы, фыркал и пытался укусить любого, кто к нему подходил.

Старик зазывал наездников. Наездник появился; он оседлал коня и удержал его. Старик не позволял ему стартовать, пока остальные лошади не ушли далеко вперед; затем он его отпустил.

Новый конь догнал остальных и перегнал их. Они не прошли и половину пути, а он уже был у финиша.

Когда скачки закончились, вокруг странного коня поднялся большой шум. Люди сбежались к старому рыбаку со всех уголков поля и стали спрашивать, почем он продаст коня.

– Пятьсот фунтов, – назначил он цену.

– Вот, держи, – сказал человек, стоящий рядом. Через мгновение конь был продан, и старик положил

в карман деньги. Затем он вынул удила, снял с коня уздечку и быстро ушел с ипподрома.

Вскоре он оказался в условленном месте, потряс уздечкой, и в ту же минуту перед ним появился сын в своем подлинном обличье.

Как же обрадовался старый рыбак: и сын снова с ним, и деньги в кармане!

Веселые и довольные, они вернулись домой. Теперь у них было достаточно денег, еды и питья, и они бросили рыбную ловлю. Они совсем неплохо жили, но на следующий год на всех перекрестках Эрина и во всех публичных

местах объявили о крупной охоте с собаками на том же месте, где в прошлом году проводились скачки. Настал день, и сын рыбака спросил:

– Не пойти ли нам на эту охоту, отец?

– Зачем? – удивился старик. – Нам что, есть нечего, с нашими-то деньгами? Что нам до этой охоты с собаками?

– Если мы пойдем, то получим деньги, – ответил сын.

Рыбак послушал сына, и они пошли. Когда они подошли к тому месту, где сын в прошлом году превратился в коня, он сказал отцу:

– Сегодня я превращусь в пса, а ты веди меня на место охоты. Почуяв дичь, я начну прыгать как бешеный и срываться с поводка; но ты держи меня крепко, пока не настанет нужный момент, а затем отпусти. Я обгоню всех собак на поле и поймаю дичь, завоевав для тебя приз. Когда охота закончится, тебя обступят столько людей, готовых купить меня, что ты окажешься зажатым в толпе; но обязательно возьми за меня триста фунтов, а когда получишь деньги и соберешься передать меня новому хозяину, не забудь снять с меня поводок. Возвращайся на это место, потряси поводком, и я появлюсь перед тобой в том виде, в котором я сейчас. Если забудешь про поводок, то вернешься домой без меня!

Сын превратился в пса, и старик отец отвел его на охотничье угодье.

Когда началась охота, пес запрыгал как сумасшедший; но отец удерживал его, пока остальные собаки не убежали далеко вперед. Затем он его отпустил, и сын понесся вперед.

Вскоре он нагнал свору, поравнялся с ней, вырвался вперед и поймал дичь, завоевав для отца приз.

Когда охота закончилась, народ, с собаками и дичью, обступил старого рыбака со словами:

– Сколько ты хочешь за пса? Лучше продай его; зачем он тебе?

Старика зажала людская толпа, и он, испугавшись, совсем потерял голову.

– Я продам пса за триста фунтов! – крикнул он.

– Вот, держи, – сказал незнакомец, сунув деньги ему в руку.

Старик взял деньги и отпустил пса, но забыл о предостережении сына и не снял поводок.

В ту же минуту раздался голос Груагача-Ловкача:

– Ну вот! Теперь я обменял свои деньги на твоего сына!

И он увел пса.

Вечером старик вернулся домой один. На сердце у него было тяжело, и они со старухой горевали до утра.

И все же они жили лучше, чем тогда, когда потеряли сына в первый раз. Их дом был полной чашей, и они ни в чем не нуждались.

Груагач привел сына рыбака к себе домой, посадил его в тайную пещеру, связал по рукам и ногам, а на шее завязал крепкие узлы до самого подбородка. С потолка на него падали капли яда, и каждая капля просачивалась через кожу в плоть, из плоти в кости, а из костей в костный мозг. Так и сидел он под каплями яда, без еды, без питья, без сна.

В доме у Груагача жила служанка, и в прошлый раз сын рыбака был добр к ней.

Однажды, когда Груагач со своими одиннадцатью сыновьями ушел на охоту, служанка вышла с лоханью грязной воды, чтобы вылить ее в реку, протекающую рядом с домом. Путь ее лежал мимо потайной пещеры, где был привязан сын рыбака, и он попросил ее смочить ему рот водой из лохани.

– Ой, Груагач убьет меня, если я дам тебе хоть каплю! – испугалась она.

– Когда я попал в этот дом в первый раз и был сильным, ты не видела от меня ничего, кроме добра! Если ты сейчас смочишь мне рот, то, когда я выберусь отсюда, в долгу не останусь!

Служанка поднесла лохань к его губам.

– Мне не нагнуться, чтобы попить! Развяжи у меня на шее один узел! – попросил он.

Она поставила лохань, наклонилась и развязала у него на шее один узел. Он изогнулся, превратился в угря, прыгнул в лохань и начал биться там, выплескивая воду. Когда вокруг лохани образовалась лужа, он выскочил из лохани и скользнул под дверь. Служанка поймала его, но не смогла удержать, уж очень он был скользким. Угорь быстро прополз от двери до реки, благо та протекала рядом с пещерой.

Вечером, когда Груагач-Ловкач с одиннадцатью сыновьями вернулись домой, они решили взглянуть на сына рыбака, но не нашли его.

Тогда Груагач позвал служанку и, выхватив меч, сказал:

– Если ты сию же минуту не расскажешь, что произошло, пока меня не было, я отрублю тебе голову!

– Он так умолял меня смочить ему рот грязной водой, что я не смогла ему отказать, ведь он был так добр ко мне в прошлый раз! Когда вода коснулась его губ, он превратился в угря, расплескал воду из лохани и по скользкому полу выбрался отсюда к реке. Я поймала его, чтобы вернуть, но не сумела удержать; как я ни старалась, он сбежал!

Груагач опустил меч и вместе с сыновьями отправился на берег.

Там все они превратились в угрей и обшарили все дно реки, заглядывая под каждый камень в поисках сына рыбака.

Поняв, что угри ищут его, сын рыбака превратился в лосося, но Груагач-Ловкач разгадал его хитрость и немедленно превратился в выдру, как и все его одиннадцать сыновей.

Когда сын рыбака обнаружил, что за ним охотятся двенадцать выдр, он уже ослабел от голода и при их приближении решил превратиться в кита. И тут мгновенно

все двенадцать выдр тоже превратились в китов, благо к тому времени все они уже вышли в открытое море.

Когда двенадцать китов подплыли к сыну рыбака, тот уже был слаб от преследования и голода, но все же сумел выскочить из воды и превратиться в ласточку. Однако Груагач с сыновьями не оставили его, они сами превратились в ястребов и, кружа над ласточкой, погнались за ней, пока вся стая не подлетела к замку короля Эрина.

А в саду замка любящий отец, король Эрина, построил для своей дочери летний домик, и где же ей было находиться в такое время, как не там?

Сын старого рыбака подлетел к ней, превратился в кольцо и упал ей на колени. Дочь короля Эрина взяла кольцо, удивленно оглядела его и надела на палец. Кольцо ей понравилось, и девушка очень обрадовалась.

Груагач с сыновьями видели, как вместо ласточки в руках принцессы оказалось кольцо. Тогда, превратившись в двенадцать прекрасных мужчин, Груагач с сыновьями явились в замок короля Эрина.

А тем временем принцесса разглядывала кольцо на своем пальце, и чем дольше она на него смотрела, тем больше оно ей нравилось. И вдруг кольцо заговорило:

– Теперь моя жизнь в твоих руках; не расставайся с кольцом и никому его не отдавай, тогда ты подаришь мне долгую жизнь!

А в замке Груагач-Ловкач и все его одиннадцать сыновей развлекали короля. Они играли на всевозможных инструментах, показывали фокусы и демонстрировали самые разнообразные искусства. Так продолжалось три дня и три ночи. Когда настала пора уходить, король спросил:

– Какую награду вы от меня хотите?

– Нам не нужно ни золота, ни серебра! Отдай только кольцо, которое я когда-то потерял и которое теперь надето на пальце твоей дочери!

– Если моя дочь носит кольцо, которое ты потерял, оно будет твоим! – ответил король.

И туг кольцо снова заговорило с дочерью короля:

– Не расставайся со мной ни за что, пока не пошлешь верного тебе человека за тремя галлонами крепкого спирта и галлоном пшеницы. Потом вылей спирт в открытый котел и брось туда пшеницу. Котел поставь перед горящим очагом. Когда отец велит тебе отдать кольцо, ответь, что ты никуда не выходила из летнего домика и ничего не находила, а все, что надето на твоих руках, куплено и принадлежит тебе. Отец станет настаивать, что ты должна расстаться со мной и отдать меня незнакомцу. Когда устанешь противиться ему, брось меня в огонь, и ты увидишь потрясающее зрелище!

Дочь короля послала за спиртом и пшеницей, а потом высыпала пшеницу в открытый котел, залила ее спиртом и поставила котел перед горящим очагом.

Король с гостями пришел к дочери и спросил:

– У тебя есть кольцо, потерянное незнакомцем?

– У меня есть кольцо, но оно принадлежит мне, и я с ним не расстанусь! – ответила она. – Я не отдам его никому на свете!

– Ты должна, – настаивал король. – Я дал слово чести, и ты сейчас же отдашь кольцо!

Услышав это, принцесса сняла кольцо с пальца и бросила в огонь.

В тот же момент Груагач и все его одиннадцать сыновей превратились в каминные щипцы.

Все двенадцать бросились ворошить огонь, чтобы найти сына старого рыбака; из огня посыпались искры, и одна из них угодила в котел.

Тут все двенадцать щипцов превратились в людей, перевернули котел и выбросили на пол пропитанную спиртом пшеницу. И в то же мгновение они стали двенадцатью петухами!

Петухи набросились на зерно и стали клевать его в надежде найти сына рыбака. Вскоре все двенадцать лежали мертвецки пьяными.

И туг сын старого рыбака превратился в лиса, и первым петухом, на которого он напал, был сам Груагач. Лис в один прием откусил Груагачу голову и принялся за одиннадцать братьев.

Когда все двенадцать были мертвы, лис превратился в самого красивого мужчину в Эрине и начал показывать королю свое искусство перевоплощения. Он удивил короля в пять раз сильнее, чем Груагач со своими одиннадцатью сыновьями.

Дочь короля влюбилась в него, и он до того покорил ее, что она не представляла себе жизни без него.

Когда король заметил, что дочь без памяти влюблена, он приказал безотлагательно устроить свадьбу.

Свадьба продолжалась девять дней и девять ночей, а девятая ночь прошла веселее всего.

Вскоре после свадьбы король почувствовал, что силы его на исходе, снял корону, надел ее на голову сына старого рыбака и провозгласил того новым королем Эрина.

Молодая пара была счастлива, да и нам кое-что перепало. Нам подарили чулки из пахты и бумажные башмаки, которые мы сносили до дыр, возвращаясь со свадьбы домой!