Рождение Финна Ллаккуллайла

Финн Маккумайл – популярный персонаж ирландских мифов и сказаний, живший в III веке н. э. Англизированное имя этого героя звучит как Маккул (Kool). Следует отметить, что в разных сказаниях и мифах оно может быть и Маккамхал, и Маккумал, и Маккал. (Примеч. пер.)

Кумхайл – родительный падеж от Кумхал, после Мак (сын), произносится Кул. (Примеч. авт.) И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНИЕВ ЭРИНА

Кумхал Макарт был великим воином на западе Эри-на, и ему нагадали, что если он женится, то в первом же бою встретит свою смерть.

По этой причине он не женился и долгое время не знал женщины; но однажды встретил дочь короля, настолько красивую, что позабыл о всяком страхе и тайно женился на ней.

На следующий день после свадьбы он узнал, что ему предстоит сразиться в бою.

А королю, отцу его тайной жены, друид предсказал, что сын его дочери отберет у него королевство; поэтому тот решил следить за дочерью и не подпускал к ней мужчин.

Перед тем как отправиться на битву, Кумхал рассказал матери о своих отношениях с дочерью короля.

– Сегодня в бою меня убьют, так предсказал друид, и я боюсь, что, если у нас с женой родится сын, король убь?3f ет ребенка, так как ему напророчили, будто сын родной дочери отнимет у него королевство, – сказал он. – Если

у дочери короля родится сын, прошу тебя, если сможешь, спрячь его и вырасти; ты будешь его единственной надеждой и опорой!

Кумхал, как и было предсказано, был убит в бою, а у дочери короля в этом же году родился сын.

По приказу его деда мальчика в тот же день выбросили из окна замка в озеро.

Мальчик исчез в воде, но через некоторое время вынырнул на поверхность и выплыл на берег с лососем в руке.

Бабушка мальчика, мать Кумхала, стояла и наблюдала на берегу, а увидев это, воскликнула:

– Вот мой внук! Это истинный ребенок моего сына! Схватив мальчика, она быстро убежала с ним, и люди

короля не смогли ее догнать.

Услышав, что старуха убежала с сыном его дочери, король пришел в неописуемую ярость и приказал убить всех мальчиков, родившихся в этот день, надеясь таким образом убить своего внука и спасти для себя корону.

Убежав с берега озера, старуха, мать Кумхала, скрылась в густом лесу, где благополучно переночевала. На следующий день она нашла огромный дуб и наняла человека, чтобы тот выдолбил в стволе дерева большое дупло.

Когда все было закончено и в дубе было выдолблено дупло, а в нем устроена симпатичная комната для нее с внуком и маленького щенка, которого она, уходя из дома, прихватила с собой, старуха сказала работнику:

– Дай-ка мне топор, я хочу кое-что здесь подправить!

Тот отдал ей топор, и в эту же минуту она снесла ему голову, приговаривая:

– Теперь ты никогда никому не расскажешь об этой комнате!

Однажды щенок сгрыз немного вкусных стружек, оставшихся после плотника.

– Отныне тебя будут звать Браном! Бран в переводе с английского означает отруби. (Примеч. пер.) – сказала старуха.

Все трое зажили вместе в дереве, и старуха не выпускала внука в лес до пяти лет. Просидев столько лет в дереве, он еще не умел ходить, но старая бабушка научила его.

Однажды она отвела его на холм с длинным спуском, взяла хлыст и сказала:

– Теперь спускайся! Я пойду за тобой и буду бить тебя этим хлыстом, а поднимаясь обратно, я побегу впереди, а ты почаще хлещи меня этим хлыстом!

Когда они спускались в первый раз, бабушка то и дело хлестала внука. Поднимаясь в первый раз, он ее ни разу не стегнул. Каждый раз во время спуска бабушка стегала его все реже, а во время подъема внук все чаще хлестал бабушку.

Они спускались и поднимались в течение трех дней; в конце концов она не смогла ударить его ни разу, а он бил ее при каждом шаге. В результате мальчик стал великим бегуном.

Когда ему исполнилось пятнадцать лет, старуха отвела его на матч по травяному хоккею между командой короля, его деда, и командой соседнего королевства. Обе стороны были равны в своем мастерстве; и никто не смог победить, пока на стороне противников деда не вступил в игру юноша. Эта команда стала побеждать в каждой игре. Когда мяч подбрасывали вверх, он бил по нему на лету, и так продолжалось снова и снова. Он никогда не позволял мячу коснуться земли, пока тот не перескочит барьер.

убор, fin – белый. Этим каламбуром старуха намекает на полное имя, Финн Маккумайл. (Примеч. авт.)

Старый король, не на шутку разгневанный и униженный поражением своей команды, воскликнул, увидев очень красивого светловолосого юношу:

– Что это за белый колпак? Кумхал – имя отца Финна. Означает также колпак или головной

– Ах, этот? Его зовут Финн, Финн Маккумайл, – сказала старуха.

Король приказал тотчас же схватить и убить молодого человека. Старуха поспешила к внуку. Они ускользнули из толпы и убежали, одним скачком перепрыгнув через холм, одним шагом долину и пробежав бегом тридцать две мили. Бежали они долго, пока Финн не устал; тогда старуха посадила его себе на спину, засунула его ноги в карманы своего платья и побежала так же быстро, как и раньше, одним скачком перепрыгивая через холмы, одним шагом перешагивая долины, и снова бегом тридцать две мили.

Через некоторое время старуха, почувствовав за ними погоню, сказала Финну:

– Оглянись и скажи, кто гонится за нами?

– Я вижу воина на белом коне, – ответил юноша.

– Ну, тогда не бойся, – сказала старуха. – Белый конь не вынослив; он никогда нас не догонит!

Они мчались вперед. И снова она почувствовала погоню и снова велела внуку:

– Оглянись и посмотри, кто за нами гонится.

– Я вижу воина на буром коне, – оглянувшись, ответил он.

– Это тоже не страшно, – успокоила его старуха. – Бурый конь тоже никогда нас не догонит, слишком уж он медлителен.

Они помчались вперед, как и прежде.

– Оглянись и посмотри, кто теперь приближается к нам.

– Я вижу черного воина на черном коне, – оглянувшись, ответил Финн.

– Это плохо! Нет более быстроходного коня, чем черный, – сказала бабушка. – От него нет спасения. Внук мой, один из нас должен умереть. Я стара, мне и так осталось немного. Я умру, зато спасу тебя и Брана! (Бран все время был с ними.) Впереди глубокое болото; спрыгни с моей спины и беги как можно быстрее. Я прыгну в

болото и погружусь в него по шею. Когда сюда подойдут люди короля, я скажу, что ты нырнул в болото первым и, наверное, тебя засосало. Вот я и пытаюсь найти тебя. Поскольку волосы у нас одинакового цвета, они решат, что королю можно принести и мою голову. Они снесут ее вместо твоей и покажут королю; это успокоит его гнев.

Финн слез с бабушкиной спины, попрощался с ней и вместе с Браном побежал вперед. Старуха же подошла к болоту и нырнула в него по шею, а вскоре у края болота появились люди короля.

– Где Финн? – спросил у старухи черный всадник.

– Он нырнул в болото первым и пропал! Я никак не могу найти его!

Поскольку всадники не смогли найти Финна, то решили, что можно показать королю белую голову старухи. Они отсекли ее со словами:

– Король будет доволен!

Финн с Браном бежали, пока не наткнулись на огромную пещеру, куда было загнано стадо коз. В дальнем конце пещеры тлел огонь, и оба путника легли отдохнуть.

Пару часов спустя в пещере появился великан с лососем в руке Согласно одному из преданий, Финн после смерти бабушки попал к Друиду, который семь лет ловил в ближайшем пруду Лосося Мудрости. Считалось, что вкусивший этого Лосося приобретал все знания мира. Поймав Лосося, Друид попросил Финна зажарить его, но во время жарки на боку рыбы вздулся некрасивый пузырь. Финн раздавил его пальцем и ошпарился. Сунув обожженный палец в рот, он нечаянно вкусил кожицы Лосося, а вместе с ней и его Мудрости. С этого момента в тяжелых ситуациях он стал посасывать палец, чтобы прибегнуть к Мудрости Лосося, и всегда находил решение. (Примеч. пер.). Великан был устрашающего роста, с одним глазом в середине лба, размером с солнце на небе.

Увидев Финна, великан приказал:

– Вот, возьми этого лосося и зажарь его; но только осторожнее! Если на поджаренной кожице появится хоть один водяной пузырь, я снесу тебе голову! Я охотился за этим лососем три дня и три ночи без сна и отдыха! Смотри, ведь это самый замечательный лосось на свете!

Великан лег спать в середине пещеры. Финн насадил лосося на вертел и начал жарить его над огнем.

Закрыв свой единственный глаз, великан в ту же минуту захрапел. При каждом вдохе он заглатывал Финна, вертел, лосося, Брана и всех коз, а всякий раз, когда он выдыхал, они возвращались на прежнее место. Заглатывал с такой силой, что Финн боялся попасть ему в глотку.

Когда лосось был почти готов, на кожице выступил водяной пузырь. Финн нажал на него большим пальцем, чтобы продавить и скрыть от великана свой промах. Но он обжег палец и, чтобы облегчить боль, засунул его в рот и сгрыз кожу до мяса, а потом и мясо до кости. Вот тут-то на него и снизошло озарение. В следующий момент вдох великана поднес его прямо к его лицу, и, зная от своего большого пальца, что делать, он воткнул горячий вертел в закрытый глаз великана. Тот ослеп.

В тот же момент великан одним прыжком оказался у низкого входа в пещеру.

– Живым ты отсюда не уйдешь! – стоя с раздвинутыми ногами спиной к стене, заревел он.

Тогда Финн убил самого большого козла, мгновенно содрал с него шкуру и, напялив ее на себя, погнал стадо к выходу из пещеры, где стоял великан. Одна за другой козы прошли между его раздвинутыми ногами. Когда же мимо великана проходил огромный козел, тот схватил его за рога. Финн выскользнул из шкуры и убежал.

– Ах, ты убежал, но прежде, чем мы расстанемся, позволь мне сделать тебе подарок! – крикнул великан.

– ?3f Я боюсь подходить к тебе! – ответил Финн. – Если хочешь сделать мне подарок, положи его на землю, а сам отойди!

Великан положил на землю кольцо и вернулся назад. Финн взял кольцо и надел его на конец мизинца над первым суставом. Оно село так плотно, что никто на свете не смог бы его снять.

– Где ты? – спросил великан.

– На пальце у Финна, – ответило кольцо.

В это мгновение великан прыгнул на Финна и чуть не свалился тому на голову, надеясь раздавить его, но Финн успел отскочить в сторону.

– Где ты? – снова спросил великан.

– На пальце у Финна, – ответило кольцо.

Великан снова прыгнул и оказался прямо перед Финном. Он много раз спрашивал и много раз чуть не ловил Финна. А тот никак не мог убежать, пока кольцо оставалось у него на пальце. Во время этой ужасной борьбы к Финну подбежал Бран.

– Почему ты не пососешь свой большой палец? – спросил он.

Финн послушался собаки, прокусил до кости большой палец и понял, что надо делать. Он взял нож, которым разделывал шкуру козла, отрезал мизинец по первому суставу и бросил вместе с кольцом в глубокое болото.

– Где ты? – снова позвал великан.

– На пальце у Финна, – ответило кольцо. Великан прыгнул на голос, увяз в болоте по плечи, да

там и остался.

Финн с Браном пошли дальше и, наконец, добрели до густого леса. Там люди валили деревья, обрубали их, а тысячи лошадей куда-то отвозили бревна.

– Что вы делаете? – спросил Финн у надсмотрщика за рабочими.

– Мы строим королевский замок; строим каждый день, а каждую ночь кто-то сжигает его дотла! У нашего короля есть единственная дочь; он отдаст ее человеку, который сохранит замок; и, кроме того, завещает ему все королевство. Если кто-то пообещает сохранить замок, но ему это не удастся, несчастный заплатит за это жизнью: король отрубит ему голову. Лучшие воины Эрина предпринимали эту попытку, но безуспешно; теперь они томятся в королевских темницах и ждут, когда король соберется отрубить им головы.

– Почему ты не пососешь свой большой палец? – спросил Бран.

Финн прокусил до кости свой большой палец и узнал, что на восточной стороне мира живет старая ведьма с тремя сыновьями и каждый вечер она посылает младшего из них поджигать королевский замок.

– Я спасу королевский замок! – заявил Финн.

– Что ты, люди покрепче тебя пытались сделать это и лишились жизней!

– Ну, я не боюсь! Ради дочери короля я попробую! Финн с Браном пошли вместе с надсмотрщиком к королю.

– Я слышал, вы отдадите вашу дочь тому, кто сохранит замок, – сказал Финн.

– Отдам, – согласился король. – Но если ему это не удастся, взамен я получу его голову!

– Что ж, ради вашей дочери я рискну головой, – ответил Финн. – Если удача мне не улыбнется, так тому и быть!

Король накормил и напоил Финна; тот поужинал и вернулся к строящемуся замку.

– Почему ты не пососешь большой палец? – спросил Бран. – Тогда ты узнаешь, что делать.

Так и вышло. Бран залез на крышу замка караулить сына ведьмы, а та, как обычно, велела своему младшему сыну взять факелы, быстро бежать к замку, поджечь его и немедленно возвращаться, потому что овсяная каша уже закипает и он может опоздать к ужину.

Сын взял факелы и с головокружительной скоростью помчался по воздуху. Вскоре показался королевский замок, и он, чтобы поджечь его, как обычно, бросил факелы на соломенную крышу.

Но проворный Бран моментально сбросил факелы в ручей, протекающий мимо замка, где они и погасли.

– Кто, кто осмелился потушить мои факелы и посягнуть на мои права наследника? – бушевал младший сын старой ведьмы.

– Я, – ответил Финн и встал перед ним.

И туг начался ожесточенный поединок между Финном и сыном ведьмы. Бран соскочил с крыши и бросился на помощь Финну: он кусал и рвал спину его противника, обдирая тому кожу с головы до пят.

После поединка, ужаснее которого до того вечера еще не видел свет, Финн отсек противнику голову. Если бы не Бран, Финн никогда бы не победил!

А ведьма ждала сына. Время возвращения давно прошло; ужин был готов, а его все не было.

– Возьми факелы и ступай посмотри, почему замешкался брат, – нетерпеливо и раздраженно приказала ведьма второму сыну. – Когда придет, я ему задам! Но будь осторожен и не делай так, как он, иначе и ты у меня узнаешь, почем фунт лиха! Быстрей возвращайся, потому что овсяная каша уже готова!

Он пошел и был убит так же, как и его брат, разве что он был сильнее и схватка более яростной. Если бы не Бран, Финн в эту ночь лишился бы жизни.

А ведьма бушевала от ярости: сыновья до сих пор не вернулись!

– Возьми факелы и ступай посмотри, почему задерживаются твои братья. Вот вернутся домой, они у меня получат! – велела она старшему сыну, который годами не выходил из дома. Ведьма посылала его куда-нибудь лишь в случае необходимости, потому что у него была кошачья голова. Звали его Киска в углу «Киска в у г л у» – детская игра, в которой водящий старается занять пустой стул, пока все играющие перебегают с места на место. {Примеч. пер.); он был старшим и самым сильным из братьев.

Старший брат промчался по воздуху к королевскому замку и бросил факелы на крышу. Но они лишь немного опалили солому, потому что Бран снова сбросил их в ручей, где они и потухли.

– Кто смеет посягать на то, что принадлежит мне по наследству? – вознегодовал старший сын по прозвищу Киска в углу.

– Я, – отозвался Финн.

Тогда начался поединок еще более жестокий, чем со вторым братом. Бран помогал Финну, вцепившись зубами в тело противника и деря его с головы до пят; но все же Киска в углу вцепился зубами в грудь Финна, кусая и грызя того, пока Финн не отсек ему голову. Тело упало на землю, но голова продолжала жить и кусаться так же ужасно, как прежде. Как ни старался Финн, убить ее было невозможно. Финн рубил и резал ужасную голову, но та никак не подавалась.

– Почему ты не пососешь большой палец? – спросил Бран, когда Финн дошел почти до полного изнеможения.

Финн пососал палец и, дойдя до кости, узнал, что ведьма с востока сама собирается отправиться с факелами на поиски сыновей и сама намерена поджечь замок. А еще он узнал, что у нее есть пузырек какой-то жидкости, с помощью которой она сможет оживить сыновей; и что ему никогда не освободиться от головы Киски в углу, если он не добудет крови ведьмы.

После полуночи старая ведьма, взбешенная отсутствием сыновей, молнией пролетела по небу, гораздо быстрее своих сыновей. Она издалека бросила факелы на крышу замка, но Бран, как и раньше, швырнул их в ручей.

Ведьма начала кружить в воздухе в поисках сыновей. К этому времени Финн уже ослабел от боли и потери крови, потому что кошачья голова все время рвала ему грудь.

– Очнись, Финн, собери все силы, или мы погибнем! – закричал Бран. – Если старая ведьма капнет хоть одну капельку из пузырька на своих сыновей, они оживут! Тогда мы пропали!

Вняв просьбе собаки, Финн очнулся, одним прыжком добрался до ведьмы в небе, выхватил у нее пузырек и бросил вниз. Оказавшись на земле, он уже был пуст.

Крик старой ведьмы услышал весь свет. Она упала на землю, сцепилась с Финном, и начался поединок

пострашнее, чем все, что до этой ночи видел свет. Из серых скал брызнула вода, коровы побросали своих телят, а жесткий тростник полег на землю даже в самых отдаленных уголках Эрина, такой отчаянной и ужасной была битва между Финном и старой ведьмой. Если бы не Бран, Финн бы в эту ночь погиб.

На рассвете Финн снес старухе голову, зачерпнул немного ее крови и потер ею кошачью голову. Та сразу же отпустила Финна и умерла.

Этой же кровью он потер собственные раны, и они моментально зажили; потом потер Брана, который немного обжегся факелами, и тот стал здоровее прежнего. Финн, изможденный борьбой, упал на землю и заснул.

Пока он спал, к замку подошел главный королевский эконом, убедился, что он цел и невредим, а увидев спящего Финна, понял, что именно этот человек спас его. Бран пытался разбудить Финна, тянул и дергал, но безуспешно.

Вернувшись к королю, эконом заявил:

– Я спас замок и хочу получить причитающуюся мне награду!

– Ты получишь ее, – ответил король.

Эконом сразу же был объявлен женихом королевской дочери, и был отдан приказ о подготовке к свадьбе.

Бран подслушал этот разговор и, когда ровно в полдень ее хозяин проснулся, рассказал ему, что происходит в замке короля.

– Я спас твой замок и требую награду! – придя к королю, сказал Финн.

– Да нет, замок спас мой эконом и награду получит он! – возразил король.

– Твой эконом не имеет никакого отношения к спасению замка! Его спас я! – настаивал Финн.

– Но он первым сообщил о спасении и потребовал награду, – возразил король.

– Приведите его сюда; дайте мне посмотреть на него! – не унимался Финн.

Привели эконома.

– Ты утверждаешь, что спас королевский замок? – спросил Финн.

– Я, – подтвердил эконом.

– Нет, не ты, и ты ответишь за ложь! – выкрикнул Финн и ударом ребра ладони снес ему голову и с силой швырнул ее в другой конец комнаты, где она разбилась о стену.

– Ты действительно тот человек, который спас замок, и награда твоя! – сказал король. – Все воины, а их много, которые пытались спасти его, брошены в темницы моей крепости; прежде чем состоится свадьба, им отрубят головы.

– Позволишь мне взглянуть на них? – попросил Финн.

– Позволю, – согласился король.

Финн спустился в темницы и нашел там лучших воинов Эрина.

– Вы согласны во всем подчиняться мне, если я спасу вас от смерти? – спросил он.

– Согласны! – хором ответили они.

– Отдашь мне этих воинов взамен руки твоей дочери? – спросил он, вернувшись к королю.

– Бери! – ответил король.

Все воины в тот же день были освобождены и покинули королевский замок. Они во всем подчинялись приказам Финна, и это было началом появления первых фениев Фения – отряд, дружина воинов-охотников, своеобразный рыцарский орден, служивший королю, защищавший Ирландию от внешних врагов. Такое же название взяла себе мелкобуржуазная организация, созданная в XVIII веке и имевшая противоправительственную направленность. (Примеч. пер.) Эрина.