Черный, бурый и серый

Однажды Финн Маккумайл охотился с семью своими друзьями, фениями Эрина, близ Тары, к югу от Бал-лишаннона Баллишаннон – небольшой городок в ирландском графстве Донегаль (Ольстер), при устье реки Эрн. (Примеч. пер.).

Днем они заметили троих странных людей, идущих к ним.

– Не заговаривайте с ними первыми; если у них хорошие манеры, они заговорят не с вами, а только со мной.

Когда трое подошли, они, не говоря ни слова, остановились перед самим Финном. Тогда он осведомился, как их зовут и что им нужно.

– Нас зовут Даб, Дан и Гласан (Черный, Бурый и Серый), – ответили они. – Мы идем к Финну Маккумай-лу, предводителю фениев Эрина, чтобы поступить к нему на службу.

Они так понравились Финну внешне, что вечером он привел их домой и принял как сыновей.

– Каждый, кто приходит в этот замок, должен в первую же ночь отдежурить у меня, а так как вы пришли вместе, то каждый из вас будет дежурить одну треть ночй, – сказал он. – Бросьте жребий, кому дежурить первому, кому второму.

Финн принес бревно, разделил его на три равные части и раздал их каждому.

– Заступая на дежурство, каждый разожжет свое полено и будет дежурить, пока оно будет гореть, – распорядился он.

Жребий дежурить первым выпал Дабу. Он зажег полено и пошел в обход вокруг замка. С ним пошел и пес Бран. Увлекшись, они с Браном отходили от замка все дальше и дальше. Наконец Даб заметил впереди яркий свет и устремился к нему. Подойдя поближе, он увидел большой дом и вошел внутрь. Перед ним предстала огромная компания очень странных людей, пьющих из одной чаши.

Старший в этой компании, сидевший на возвышении, напившись, отдал чашу ближайшему соседу, а тот, тоже напившись, передал ее своему соседу, и так далее.

Пока чаша переходила по кругу, старший сказал:

– Эту огромную чашу отняли у Финна Маккумай-ла сто лет назад; каждый может пить из нее столько, сколько хочет. Не важно, сколько человек собралось за столом и чего они хотят, они всегда напиваются вволю!

Даб сел возле двери с самого краешка и, когда чаша дошла до него, немного отхлебнул и быстро скрылся в темноте ночи. Когда они с Браном вернулись к фонтану в замке Финна Маккумайла, полено уже догорело.

Поскольку Дану выпал жребий дежурить вторым, он зажег свое полено и вышел на обход вместо Даба. Пес Бран пошел с ним.

Дан шел сквозь ночную тьму, пока не заметил огонь. Вскоре он подошел к большому дому и вошел туда; там перед его взором предстала толпа странных, свирепого вида, ожесточенно дерущихся людей.

Предводитель, забравшийся на поперечную балку под потолком дома, чтобы не попасть в самую гущу борьбы, крикнул дерущимся:

– Прекратите драться, у меня есть кое-что интереснее, чем то, что вы потеряли сегодня! – Он вынул из-за пояса нож и показал им его со словами: – Это небольшой волшебный разделочный нож, украденный у Фин

на Маккумайла сто лет назад! Если им разрезать кость, на ней нарастет сколько угодно самого лучшего мяса на свете!

Он бросил нож и обглоданную кость ближайшему драчуну, и тот начал ее резать; получились кусочки вкуснейшего и лучшего мяса на свете.

Нож с костью переходили от человека к человеку, пока не попали к Дану, который отрезал от кости лакомый кусочек, незаметно выскользнул из дома и со всех ног помчался сквозь тьму в замок Финна.

Когда он подбежал к фонтану возле замка, его полено уже догорело, и дежурство кончилось.

Наконец Гласан зажег свое полено, заступил на дежурство и отправился в обход. Он тоже увидел свет и пришел в тот же самый дом, который посетили Даб и Дан. Заглянув внутрь, он увидел груду мертвых тел и подумал: «Должно быть, в этом доме происходит что-то удивительное. Я, пожалуй, лягу, прикроюсь кем-нибудь из них и постараюсь понять, в чем дело».

Он лег и прикрылся одним из трупов. Вскоре он увидел, как в дом вошла старая ведьма с одной ногой, одной рукой и одним верхним зубом, таким длинным, что она пользовалась им вместо костыля.

Войдя в дверь, она взяла первое попавшееся тело и отшвырнула его в сторону: оно показалось ей слишком постным. Идя дальше, она откусывала по два куска от каждого тела и отшвыривала прочь те, что казались ей негодными для еды.

Не успев дойти до Гласана, она уже так насытилась мясом и кровью, что свалилась на пол вверх брюхом и заснула.

При каждом ее вдохе Гласан боялся, что крыша обрушится на его голову, а при каждом выдохе опасался, что она сдует крышу с дома.

Ведьма продолжала сладко сопеть во сне. Тогда Гласан вылез из своего укрытиия, посмотрел на нее и подивился ее габаритам. В конце концов он вынул меч, нанес

ей удар, и в ту же минуту на него набросились три молодых великана.

Первого великана убил Гласан, второго – пес Бран, а третий убежал.

Гласан побежал домой, и, когда он добежал до фонтана у замка Финна, его полено догорело и уже брезжил рассвет.

Когда утром все встали и фении Эрина вышли к завтраку, Финн спросил Даба:

– Ты можешь рассказать мне что-нибудь интересное после ночного дежурства?

– Могу, – ответил Даб. – Я нашел чашу, которую ты потерял сто лет назад. Мы с псом Браном пошли в обход. Было темно, и вдруг вдалеке я заметил яркий свет. Подойдя поближе, обнаружил дом, а в доме пирующую компанию. Верховодил всем очень старый человек, сидевший на возвышении над остальными. Он взял чашу и сказал: «Это чаша, которая была украдена сто лет назад у Финна Маккумайла. Она всегда наполнена лучшим питьем на свете; когда один из вас отопьет из этой чаши, пусть передаст ее следующему». Они пили и передавали чашу, пока она не дошла до меня. Я взял ее и, незаметно выскочив из дома, побежал назад. Когда я вернулся, мое полено догорело и дежурство подошло к концу. Вот тебе твоя чаша! – сказал Даб Финну Маккумайлу.

Финн горячо поблагодарил его и, повернувшись к Дану, спросил:

– А теперь ты расскажи нам, что случилось во время твоего дежурства?

– Когда настал мой черед, я зажег полено, которое ты мне дал, и вместе с псом Браном отправился на обход; наконец я заметил свет. Подойдя поближе, я увидел дом, в котором набилось множество народа, все дрались, кроме одного очень старого человека, сидевшего на потолочной балке над остальными. Он призвал их к миру и спокойствию. «У меня есть кое-что интереснее, чем то, что вы потеряли сегодня!» – сказал он

и вынул небольшой разделочный нож с голой костью и сказал: «Это нож, украденный у Финна Маккумайла сто лет назад! Если им разрезать кость, на ней нарастет сколько угодно самого лучшего мяса на свете!» Затем он протянул нож и кость своему ближайшему соседу, который отрезал столько мяса, сколько хотел, а затем передал его соседу. Нож переходил из рук в руки, пока не попал ко мне, тогда я взял его и удрал со всех ног. Когда я вернулся к фонтану, полено догорело. Вот тебе и нож, и кость.

– Ты славно поработал и заслуживаешь наивысшей похвалы, – заметил Финн. – Пока чаша и нож у нас, мы обеспечены лучшей едой и лучшим питьем. А теперь ты расскажи, что видел во время своего дежурства, – обратился Финн к Гласану.

– Я вышел с псом Браном, и мы шли, пока я не увидел свет, а подойдя к свету, я обнаружил дом и вошел в него. Там валялись груды людей, убитых в драке, и я немало удивился, увидев их. В конце концов я лег среди трупов, накрылся одним из них и стал ждать, что будет дальше. Вскоре пришла старая ведьма с одной рукой, одной ногой и одним зубом в верхней челюсти, которым она пользовалась как костылем, потому что сильно хромала. Она отшвырнула в сторону первое попавшееся тело и откусила два куска от второго – и так она отбрасывала каждое постное тело и откусывала два куска от каждого жирного. Наевшись досыта, она легла на спину в середине пола и заснула. Тогда я поднялся, чтобы посмотреть на нее, и с каждым ее вдохом боялся, что крыша дома свалится мне на голову, а с каждым ее выдохом мне казалось, что она сдует крышу со здания, таким сильным было дыхание старой ведьмы. Затем я вынул меч и одним ударом зарезал ее, но в ту же минуту на меня набросились три молодых великана. Первого я убил, Бран убил второго, а третий убежал. Тогда я ушел, а когда подошел к фонтану, уже рассвело и мое полено догорело.

– Между нами, было бы лучше, если бы ты оставил старую ведьму в покое, – сказал Финн. – Я очень боюсь, что третий молодой великан попортит нам всем еще немало крови!

В течение двадцати одного года Финн Маккумайл и фении Эрина охотились исключительно ради спортивного интереса. Они получали лучшую еду с небольшого разделочного ножа и лучшее питье из никогда не иссякающей чаши.

По истечении двадцати одного года Даб, Дан и Гласан ушли. Однажды, охотясь в горах, Финн и фении Эрина увидели идущего к ним Фера Ру.

– Сюда идет довольно яркий человек, не заговаривайте с ним, – распорядился Финн.

– Да какое нам до него дело? – спросил Конан Маол.

– И не грубите незнакомцу, – добавил Финн. Фер Ру, не произнеся ни слова, подошел прямо к

Финну.

– С чем пожаловал? – спросил Финн.

– Найти хозяина на двадцать один год.

– Какую плату ты просишь? – осведомился Финн.

– Никакой, кроме одной: если я умру прежде, чем истечет двадцать один год, похороните меня на Инис Каол Инис Каол – Светлый остров, то есть не мрачный. (Примеч. авт.)

У валлийцев существовало предание о Стеклянном острове, стране мертвых. По-видимому, название Инис Каол каким-то образом перекликается с этим преданием. (Примеч. пер.) (Светлом острове).

Он служил Финну в свое удовольствие двадцать лет; но к концу этого срока стал угасать, заболел и умер.

После смерти Фера Ру фении Эрина заявили, что не шевельнут и пальцем, чтобы похоронить его; но Финн сказал, что никогда не нарушал своего слова и должен отвезти тело на Инис Каол.

Когда-то у Финна был старый белый конь, которого он оставил искать пропитания в горах и в лесах. Те

перь он нашел его и обнаружил, что тот стал не старше, а моложе. Финн взял старого белого коня и запряг его в тележку с гробом Фера Ру. Рванув под уздцы, Финн с двенадцатью фениями Эрина тронулись в путь.

Когда они приближались к храму на Инис Каол, белого коня с гробом словно след простыл; но храм был открыт, и Финн с фениями вошли туда.

В храме для каждого нашлось место. Они сели передохнуть, а когда Финн попытался встать, то не смог. Он велел своим людям подняться, но все двенадцать оказались привязанными к скамьям, а скамьи врыты в землю, так что никто из них не смог встать на ноги.

– Боюсь, что с нами сыграли какую-то злую шутку, – заметил Финн.

В этот момент перед ними возник Фер Ру, молодой, во всей своей былой силе.

– Пришла пора отомстить за мать и братьев! – сказал он.

– Пососи большой палец и узнай, есть ли у нас какой-нибудь выход, – посоветовал тогда Финну один из фениев.

Финн пожевал палец и понял, что нужно сделать. Тогда он громко свистнул в два пальца, и его свист услышали Донох Кривая Нога и Диармайд О'Дуивин.

Фер Ру бросился вперед и убил трех беспомощных фениев; но не успел он дотронуться до четвертого, как подоспели Донох с Диармайдом и прикончили его. Все были освобождены, и Финн с девятью своими людьми вернулись в замок к югу от Баллишаннона.