Заповедь отца

Набожный царь Долгоскорб был изгнан из своего царства могущественным соседом Брамадаттой. Потеряв все свое движимое и недвижимое достояние, царь Долгоскорб переоделся нищенствующим монахом и бежал со своей женой из своего отечества. Долгоскорб скрылся в Бенаресе, в столице своего врага.

Там царица родила Долгоскорбу сына, которого назвали Долгоживом. Царевич рос смышленым мальчиком, способным ко всем искусствам.

Но однажды на светлой площади Бенареса Долгоскорб был узнан одним из своих прежних царедворцев, и по приказу царя Брамадатты его схватили вместе с женой, связали и повели по городским улицам. Долгожив видел, как их вели. Он подошел к родителям, и отец тихо сказал сыну:

– Долгожив, сын мой, запомни. Вражда не умиротворяется враждой, а, напротив, умиротворяется только невраждой. Не смотри, сын мой, ни слишком далеко и ни слишком близко.

Царь Брамадатта повелел казнить пленников, повелел рассечь их тела за городом на четыре части. Приговор был исполнен, но Долгожив напоил стражу, и, когда охранники заснули, он сжег тела родителей по обычаю того времен, обойдя трижды со скрещенными руками вокруг костра. Затем он удалился в лес, где три дня плакал и сетовал столько, сколько его душе было угодно. Потом Долгожив отер слезы, отправился в город. Там он поступил в услужение к царю по уходу за слонами.

Благодаря своему знанию, своему прекрасному пению, он удостоился милости Брамадатты и тот назначил его своим слугой, управляющим царским слоном. Царь сделал Долгожива и своим задушевным другом.

И вот однажды Долгожив сопровождал царя на охоту. Они сидели вдвоем в большой и удобной корзине на спине слона. Долгожив устроил так, что вся свита царя направилась по другой дороге. Скоро царь почувствовал утомление, положил свою голову Долгоживу на колени и заснул.

И в этот момент юноша подумал: «Этот царь Брамадатта Бенаресский причинял нам столько зла. Отнял у нас стада, и землю, и казну, и убил моих отца и мать. Теперь настало время удовлетворить мою жажду мести». И он извлек из ножен острый меч. Но в этот момент в его голове мелькнула мысль:

«Мой отец, когда его вели на казнь, сказал мне: «Сын мой Долгожив, не смотри ни слишком далеко, ни слишком близко; ибо вражда не умиротворяется враждой, а напротив – невраждой». Было бы неладно приступить слова моего отца».

Тогда Долгожив вложил тяжелый меч в ножны… Потом еще трижды овладевала им жажда мести, и трижды побеждал завет отца.

А в это время царю снился зловещий сон. Долгожив угрожал ему острым мечом. Юноша схватил левой рукой голову царя Брамадатты, правой извлек свой меч и сказал: «Я Долгожив, сын царя Долгоскорба Козальского. Ты причинил нам много зла, ты отнял у нас стада и обозы, землю, казну, и умертвил отца и мать моих. Теперь настало время удовлетворить жажду мести».

Проснувшись от ужасного сна, царь увидел занесенный над ним меч. Но юноша опять медлил…

Царь воскликнул:

– Почему же ты медлишь?

И Долгожив рассказал ему о последних словах своего отца. Тогда царь Брамадатта припал к ногам юноши и сказал:

– Даруй мне жизнь, сын мой Долгожив!

– Как могу я даровать тебе жизнь, о царь! Ты – царь, ты должен даровать мне жизнь!

– В таком случае, даруй ты мне жизнь, сын мой Долгожив, а я дарую жизнь тебе.

И даровали царь Брамадатта и юноша Долгожив жизнь друг другу, подали друг другу руки и поклялись никогда не причинять один другому зла. И царь Брамадатта сказал:

– Сын мой Долгожив! Что хотел сказать тебе отец перед смертью, говоря: «Не смотри ни слишком далеко, ни слишком близко, потому что вражда не умиротворяется враждою, а напротив – невраждою»?

И юноша ответил:

– Мой отец хотел сказать этими словами вот что: не давай вражде долго длиться в своем сердце, не расходись слишком опрометчиво со своими друзьями, не руководствуйся в своих поступках мыслями из прошлого или будущего, а руководствуйся интересами настоящего. Слова же, сказанные отцом перед смертью: «Вражда не умиротворяется враждой, а напротив умиротворяется невраждой» означают вот что: ты, царь, умертвил моих отца и мать; если бы я захотел отнять у тебя жизнь, то те, кто предан тебе, отняли бы жизнь у меня. Так наша вражда не умиротворилась бы враждою. Теперь же, о царь, ты даровал мне жизнь, а я даровал тебе жизнь; вот невраждою и умиротворилась наша вражда.

Брамадатта воскликнул:

– Чудно! Удивительно! Как умно ты рассуждаешь! Какой ты молодец!

После этого случая царь отдал Долгоживу свою дочь в жены и вернул ему половину царства его отца. Через некоторое время у молодых родился сын. Когда царевич вырос, то он отомстил Брамадатту за смерть своих бабушки и дедушки.